Алиев сам себе «выстрелил в ногу»: эксклюзивное интервью Александра Лапшина

Алиев сам себе «выстрелил в ногу»: эксклюзивное интервью Александра Лапшина

Его арестовали и около двух месяцев продержали в минской тюрьме, затем усилиями руководства одного из самых жестоких, тоталитарных, коррумпированных режимов региона – Азербайджана, руководствующегося террористическими методами и известного вопиющими нарушениями прав человека, перевезли на Апшеронский полуостров – в Баку, где он еще семь месяцев отбывал заключение.

Бакинский «суд по тяжким преступлениям» приговорил гражданина Израиля и России Александра Лапшина к трем годам лишения свободы – за посещение освобожденного в конце прошлого века силой оружия из-под ига того же диктаторского режима самого свободного и свободолюбивого Арцаха – Нагорного Карабаха. Его экстрадицию из Минска Азербайджан превратил в дешевое «маски-шоу»: грозные, высоченные, вооруженные автоматами спецназовцы в масках выводят из личного самолета супруги азербайджанского «султана» невысокого, растерянного молодого человека, единственное «преступление» которого заключается в том, что он любит путешествовать и писать о своих впечатлениях в своем блоге. Эта нашумевшая история стала топовой темой не только в армянской, но и международной информационной ленте.

Блогер Александр Лапшин в своем эксклюзивном интервью Первому Информационному рассказал обо всем, что случилось на самом деле, как и по чьей инициативе на него началась охота, как его арестовали, а затем экстрадировали. Рассказал о днях, проведенных в одиночной камере азербайджанской тюрьмы, царящей там бесчеловечной ситуации, о репрессиях и пытках в отношении азербайджанских политзаключенных, этим самым описав истинное лицо клановых властей Азербайджана и политическую обстановку в этой стране. В связи с Карабахским конфликтом Лапшин после всего этого сделал один вывод – было бы большой ошибкой в вопросе Карабаха делать какие-либо уступки нынешнему режиму Азербайджана: «Пропаганда ненависти к армянам, распространяемая Азербайджаном, не предполагает совместного проживания двух народов, как это было при СССР».

«ФОРМУЛА-1», ИСТОРИЯ С ПАСПОРТАМИ И ФАКТОР ГУЛИЕВЫХ

– Александр, пользуясь этой уникальной возможностью, хочу попросить, чтобы мы попытались в общих чертах коснутся той истории, которая началась в конце 2016-ого и в течении нескольких месяцев была одной из самых обсуждаемых тем, в том числе и особенно в армянских СМИ, в армянском обществе. Во-первых, были ли Ваш арест в Минске и экстрадиция в Баку неожиданностью для Вас? Что было реальной причиной того, что случилось? То есть, чего хотели добиться власти Азербайджана с политической точки зрения, в смысле пропаганды и чего добились в конце концов?

– Сегодня уже не является тайной, что мой арест в Белоруссии и экстрадиция в Азербайджан изначально имели очень отдаленное отношение к карабахской проблеме. Тот факт, что 7 лет назад я посетил Степанакерт и Шушу в качестве туриста и с тех пор туда не возвращался – не может быть причиной того, что Азербайджан бросил все политические и финансовые ресурсы на мое преследование. Как и тот факт, что в отличие от политических деятелей мирового значения и знаменитых артистов в их «черном списке», фигура относительно малоизвестного путешественника смотрится скромно. Не лишне добавить, что я никогда не выступал с политическими заявлениями и не призывал к независимости Карабаха, как впоследствии утверждал Азербайджан. Зачем же тогда я понадобился не кому-то, а персонально Ильхаму Алиеву?

Дело в том, что в июне 2016 года я получил приглашение от организаторов автогонок «Формула-1» проводившейся в Баку.

Они предложили мне приехать туда в составе команды журналистов и блогеров, чтобы освещать это событие. Помимо меня подобное приглашение получили несколько сотен человек из десятков стран мира. Я написал организаторам, что мое имя в азербайджанском черном списке лиц, посетивших Карабах, на что получил ответ, что никому до этого нет дела и в этом списке едва ли не тысяча фамилий, кроме того среди приглашенных журналистов и так несколько человек из «черного списка» помимо меня.

Сразу после Баку я решил отправиться в Иран и согласовал с азербайджанскими организаторами, чтобы они мне оплатили также перелет из Баку в Тегеран. Подчеркну, что сам же Азербайджан меня пригласил и оплатил мое пребывание там. Для въезда в Азербайджан я использовал украинский паспорт (всего у меня их три: российский по праву рождения, украинский по праву рождения моих родителей и израильский полученный в результате эмиграции). Почему использовал именно украинский? По двум причинам: во-первых, в украинском стояла иранская виза, полученная в посольстве Ирана в Турции. Увидеть автогонки «Формула-1» было моей давней мечтой, и я согласился. Организаторы прислали мне билеты на лучшие места, стоимостью в 950 евро, оплатили авиаперелет из Тбилиси в Баку с авиакомпанией «Azerbaijan Airlines» и оплатили проживание в бакинском отеле.

А во-вторых, чтобы лишний раз подстраховаться при въезде в Азербайджан, ведь в украинском паспорте мое имя написано, как «Олександр», а не «Александр».

Я прилетел в Баку, сделал репортаж про автогонки, плюс рассказал своим читателям про достопримечательности Баку и несколько других мест в Азербайджане. Затем уехал в Иран и уже из Ирана напрямую вернулся в Грузию пару недель спустя.

Уже вернувшись в Батуми (где я люблю отдыхать и имею жилье), неожиданно для себя узнал, что все СМИ Азербайджана обсуждают мой приезд в Баку. Меня шокировали заголовки «Катастрофа! Лапшин проник в Баку!» и «Пособник Еревана Лапшин использовал поддельный паспорт для проникновения в Азербайджан!». Естественно, что я написал в блоге статью, в которой указал, что азербайджанские СМИ пишут глупости и что у меня совершенно нормальный и законный паспорт, а кроме того, они сами же меня пригласили и оплатили поездку.

Поднятая в Азербайджане шумиха ударила по одному из ключевых правящих в стране кланов – Гулиевым, чей человек занимал пост руководителя пограничной службы Азербайджана, а другой родственник – глава службы нацбезопасности по сей день. Ища крайнего, власти Азербайджана поспешно расправились с теми офицерами погранслужбы, кто меня впустил в страну.

Глава погранслужбы отделался легким испугом и скорее всего удержался в должности ценой больших финансовых издержек. Далее и с учетом и без того сложной ситуации с распределением власти и ресурсов в Азербайджане, было принято некое решение убить одним выстрелом двух зайцев: во-первых, объявить охоту на меня показав народу Азербайджана что власти неспособны вернуть Карабах, но хотя бы поймали блогера, а во-вторых выставить в негативном свете Ильхама Алиева. Ряд армянских аналитиков считают Ильхама Алиева человеком слабовольным и лишь номинально занимающим свой пост в качестве «свадебного генерала». Я далек от политики и не знаю, так ли это. Но судя по свершившимся фактам, ряду приближенных к Алиевым лицам удалось легко убедить его пойти на заведомо провальный проект под названием «Лапшин».

Азербайджан втянул в эту историю главу Беларуси, навлек на себя и белорусов гнев России, недовольство Израиля, осуждение со стороны Европейского союза и десятков крупнейших правозащитных организаций. Будучи в Лондоне пару недель назад для дачи интервью для BBC и встреч с европейскими правозащитниками, я не раз слышал от них слова насчет Алиева: «Только очень слабый лидер мог позволить втянуть свою страну и себя лично в подобную историю с никому не нужным блогером», или такие слова «Маски-шоу со спецназовцами в аэропорту Баку и персональный самолет для какого-то блогера показывают, что они работали на внутренний рынок исключительно, ибо для Запада это выглядит полнейшим абсурдом и проявлением скорее слабости, а не силы».

ЧИСЛО ПОСЕЩАЮЩИХ АРЦАХ ТУРИСТОВ УДВОИЛОСЬ

– Думаете, вся эта кампания против Вас как-то повлияла или может повлиять на посещение Арцаха иностранцами, и вообще на международное восприятие этой проблемы? Почему я подчеркиваю этот вопрос, так как были видны определенные подтексты: руководство Азербайджана очевидно хотело Вашим арестом и осуждением еще раз подчеркнуть свои «права» на Нагорный Карабах и свои стремления убедить мир в своей правоте, в том, что Карабах является «частью Азербайджана».

– Изначально мой арест и экстрадиция были результатом личной мести одного из руководящих кланов Азербайджана (Гулиевы) и тема Карабаха была притянута с целью банальную месть обернуть в политическую «обертку». Акция была не до конца продумана, они не предусмотрели очень много факторов и свои дальнейшие действия. В результате, они никого не отпугнули от посещений Карабаха, зато весь мир облетели фотографии блогера Лапшина в окружении спецназовцев с автоматами, доставленного в Баку из-за того, что он куда-то съездил 7 лет назад. Абсолютная дикость с позиции европейских норм в сфере прав человека. Азербайджан показал себя диктатурой, преследующей журналистов и не терпящий инакомыслия. Проще говоря, Алиев сам себе «выстрелил в ногу», ни на миллиметр не приблизив возвращение Карабаха, зато еще глубже загнав себя в болото. Что же касается Карабаха, то в 2017 году его посетило почти вдвое больше туристов, чем в 2016 и это несмотря на мой арест.

«САМЫЙ ДОРОГОЙ ПОДАРОК» В ИСТОРИИ АЗЕРБАЙДЖАНА – ОТ БАТЬКИ

– Я бы очень хотел, чтобы мы остановились и на «финансовом» аспекте вопроса. Были некоторые сведения, и очевидно не без основания, что Алиев передал президенту Беларуси большую сумму денег за Вашу экстрадицию (до этого, конечно, Лукашенко в Баку был награжден орденом Гейдара Алиева). Одновременно в прессе писали, что Лукашенко через своего друга, армянского олигарха Царукяна, обратился и армянской стороне, предложив «заплатить больше, если хотите предотвратить экстрадицию в Баку», но армянское руководство отказалась, посчитав нецелесообразным платить такую большую сумму за гражданина РФ и Израиля. Какая информация есть у Вас по этому поводу?

– Лукашенко торговался за меня с Россией, пытаясь добиться скидок на нефть и газ, угрожая в противном случае выдать Азербайджану. По словам высокопоставленного российского дипломата, в Минске, в фактическом выражении Лукашенко полагал, что получит от России скидку в размере около трех миллиардов долларов. На что ему было заявлено, что Россия не пойдет на шантаж, а кроме того Лукашенко переоценил важность никому неизвестного блогера, который явно трех миллиардов не стоит. Как бы печально это не звучало для меня лично, но Россия не могла поступить иначе, это политика и бизнес.

Будучи загнанным в угол с блогером Лапшиным и видя, что никто не готов за меня платить, Лукашенко по всей видимости был в состоянии крайнего недовольства из-за того, что повелся на просьбы Ильхама Алиева и влез в серьезный скандал, совершенно ему не нужный.

Скорее всего, Лукашенко спешил от меня избавиться как можно скорее, поскольку я находился в минской тюрьме почти 2 месяца и мировое сообщество критиковало Беларусь. Он умудрился на пустом месте испортить отношения с Арменией, Россией, Израилем. На пресс-конференции он так и заявил, что меня следует отдать Азербайджану. Лично я в этих словах усматриваю не дружеский жест по отношению к Ильхаму Алиеву, а скорее желание избавиться от не нужной ему головной боли с Лапшиным и заставить Алиева самого выкручиваться из этой неприятной ситуации. Что получил Лукашенко от Алиева взамен на Лапшина я не знаю, но полагаю, что я стал самым дорогим «сувениром» в истории современного Азербайджана. Вместо выброшенных на ветер денег за Лапшина, они могли бы наконец предоставить жилье беженцам из Карабаха, вот уже 25 лет живущим в нищете.

МОРАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА АРМЕНИИ И РОЛЬ ИЗРАИЛЯ

– С того момента, как Вас арестовали в Минске, в Армении начались бурные обсуждения о том, как можно предотвратить возможную экстрадицию, какие это может иметь последствия, как защитить Вас, Ваши права, когда Вы уже были в тюрьме Баку и т.д. Была огромная поддержка со стороны армян, армянского общества, прессы, политиков, дипломатов. И было такое впечатление, что может быть в Армении еще больше озабочены Вашим арестом, чем в России или в Израиле. Хотя, как я понимаю, обе эти страны работали в непубличной сфере, чтобы добиться Вашего освобождения. Итак, во-первыхкакие действия, какие факторы способствовали Вашему освобождению из тюрьмы?

– Я от всего сердца благодарю армян и руководство Республики Армения за моральную поддержку меня и моей семьи в это тяжелое время. Очевидно, что Армения не могла остаться равнодушной к моей судьбе и дело конечно же не в моей личности, а в том, что именно Армения является гарантом выживания Нагорно-Карабахской республики. Но я в той же мере благодарен руководству Российской Федерации, которое с самого начала и до дня моего освобождения заявляло протесты действиями Азербайджана, причем на уровне министра иностранных дел, Сергея Лаврова и главы администрации Президента, Дмитрия Пескова. Российские дипломаты в Минске и Баку регулярно меня посещали в тюрьмах и оказывали всю возможную помощь. Также, протест в связи с моей экстрадицией заявлял Израиль и также, как и россияне, израильские дипломаты в Минске и Баку достойно выполняли свою работу.

К сожалению, в моем распоряжении относительно мало информации о конкретных шагах, предпринимавшийся Россией конкретно для моего освобождения.

Безусловно, оказывалось серьезное давление на Азербайджан, начиная с депортации из Дагестана сотен азербайджанских граждан, нелегально там проживавших и заканчивая закрытием в России «Всероссийского азербайджанского конгресса». Эти и другие шаги должны были дать понять Баку, что наличие шальных денег от каспийской нефти не делает Азербайджан мировой державой, способной на что-то влиять. В какой мере это сработало – не берусь судить. С формальной точки зрения, мне дали понять российские дипломаты, что вне зависимости от строгости бакинского приговора суда, в России (если я приму решение быть экстрадированным для отбывания наказания) я буду освобожден.
Гораздо больше информации имеется в моем распоряжении относительно усилий, предлагавшихся властями Израиля.

Они не афишировали свои действия, но ориентировочно с начала марта 2017 шли активные переговоры между Израилем и Азербайджаном. От Израиля переговоры вел человек, не являющийся политиком, но связанный с оборонной промышленностью. Так было удобное обеим сторонам, чтобы достигнутые договоренности не стали достоянием общественности раньше времени.

Со стороны Азербайджана это был генерал, одной из приближенных лиц Ильхама Алиева. Общаясь уже в настоящее время с непосредственными участниками переговорного процесса (с израильской стороны), становится понятным, что азербайджанцы поняли, что загнали себя в угол еще до того момента, как фактически доставили меня в Баку.

Они сообщили об этом израильтянам и были крайне активны в продолжении переговоров и скорейшем избавлении от блогера Лапшина. Также, они дали понять, что вся история со мной должна была по их задумке двигаться в ином направлении, но из-за ряда лиц в руководстве страны, Азербайджан оказался в затруднительном положении.

Суд был неизбежен, и они это объяснили тем, что дать «задний ход» уже поздно, хотя признавали, что сильно переоценили мою значимость с самого начала. Еще они переживали за мою жизнь, дав понять израильтянам, что имеются определенные силы, заинтересованные в том, чтобы я умер в Азербайджане. При этом они гарантировали Израилю, что с моей головы не упадет ни один волос. Как мы знаем, Ильхам Алиев в очередной раз переоценил свои возможности, оказавшись неспособным защитить меня в его собственной бакинской тюрьме. Я имею в виду нападение на меня 11 сентября 2017 и попытку убийства.

ПРОСЬБА О МАТЕРИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ ОСТАЛАСЬ БЕЗ ОТВЕТА

– Ждали ли Вы поддержки со стороны Армении? Чем могла Вам помочь Армения в этой ситуации?

– Поскольку я не гражданин Армении, то армянская сторона была ограничена в возможностях мне помочь. Были заявления на уровне отдельных депутатов парламента Армении, были обращения в ПАСЕ и ОБСЕ, были многочисленные статьи в СМИ, были пикеты и демонстрации перед посольствами Белоруссии. Но создалось ощущение, что единой позиции по моему вопросу у Армении не было. Также, моя супруга обращалась к властям страны с просьбой оказать материальную поддержку из-за значительных расходов на адвокатов, но в итоге кроме обещаний не выделили ничего. Незначительная сумма была подарена нашими ереванскими друзьями, за что им огромное спасибо, но к государству в целом это отношения не имело. В конечном итоге, львиная доля помощи была оказана как раз со стороны еврейских общественных организаций и европейских фондов связанных с защитой прав человека.

ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ В БАКИНСКОЙ ТЮРЬМЕ

– Вы много писали о своем пребывании в азербайджанской тюрьме. Можете рассказать некоторые подробности об этом? То, что вы увидели в Азербайджане, насколько отражает ситуацию прав человека в этой стране и методы правления алиевского режима? Каким уроком это является для армян Карабаха?

– Начнем с того, что Азербайджан, по моему мнению – типичная жестокая азиатско-мусульманская диктатура уровня Пакистана или Ирака, управляемая семьями и кланами. Изначально не следует от них ждать цивилизованности, или адекватного поведения с привычными нам с вами европейскими нормами морали и права. Значительное число заключенных в бакинских тюрьмах это так называемые «политические», к которым я отношу не только журналистов и правозащитников, но и бизнесменов и чиновников, бросаемых в тюрьмы с абсурдными обвинениями в «госизмене» и исключительно с целью отъема их денег и имущества, либо из страха, что они могут быть опасны для действующей власти. Таким был, например, генерал Ариф Чавдаров в соседней от меня камере и десятки человек, проходивших по его делу.

В азербайджанских тюрьмах активно применяются издевательства и пытки над заключенными, причем хуже всего относятся как раз к «политическим».

Достаточно вспомнить правозащитников Лейлу Юнус и ее супруга, незаконно заключенных в тюрьму почти на два года и затем получивших статус беженца в Нидерландах, Эмина Ахмедбекова проведшего в заключении год и многих других. Там применяются побои, пытки голодом, длительное содержание в карцере. Например, надо мной издевались тем, что 7 месяцев держали в одиночной камере без права контактов с внешним миром, что является грубейшим нарушением прав человека. Также, первый месяц не позволяли читать книги и смотреть телевизор. Плюс ужасное питание и неадекватное медицинское обслуживание. Добавим покушение на убийство за сутки до помилования Алиевым. Мое убийство они пытались подать как «самоубийство», что напоминает убитого в этой же тюрьме азербайджанского блогера Мехмана Галандарова, убитого в камере, затем тюремной охраной повешенного на простыне для инсценировки самоубийства.

УРОКИ ЛАПШИНА АРМЯНАМ И КАРАБАХУ

Что касается Карабахского вопроса, то мое мнение таково: при нынешнем азербайджанском режиме было бы большой ошибкой идти на какие-либо уступки по карабахскому вопросу. Во-первых, этот режим нестабилен (как показала дикая история с моей экстрадицией) и власть может смениться насильственным путем в любой момент и любые заключенные соглашения и договора не будут выполняться, а во-вторых, пропаганда ненависти к армянам, распространяемая Азербайджаном, не предполагает совместного проживания двух народов, как это было при СССР. Их задача изгнать армян из Карабаха и ослабить Армению. Для мирных переговоров нужны две стороны и обе должны быть готовы идти на болезненные уступки. На сегодня, лишь Армения готова протянуть руку Азербайджану и о чем-то договариваться, с противной же стороны следуют лишь угрозы и шантаж. В любом случае, только народам Армении и Азербайджана решать этот затянувшийся конфликт, но точно не блогерам из Израиля – я вполне самокритичен.

ПОПЫТКА УБИЙСТВА В ТЮРЬМЕ

– Вы заявили, что в бакинской тюрьме Вас пытались убить. Можете рассказать об этом инциденте?

– После того, как решение Бакинского суда по тяжким преступлениям было вынесено, и я был осужден на 3 года за посещение Карабаха, меня посетили в июле 2017 сотрудники посольства Израиля в Баку. Мне дали понять, что для Азербайджана критически важно, чтобы я не обжаловал решение суда, поскольку власти Азербайджана опасались, что в таком случае я смогу обратиться против них в Европейский суд по правам человека. Это было для них неприемлемо, они очень европейского суда опасались.

Итогом тайных договоренностей с Израилем стало то, что сразу после вступления приговора в силу через 20 дней после его вынесения, меня экстрадируют в Израиль. Изначально я настаивал на обжаловании, как раз собираясь дойти до Страсбурга, но мне объяснили, что в таком случае имеющиеся договоренности с Азербайджаном могут потерять силу и есть риск, что меня отправят в колонию, где я не проживу и нескольких дней. Поэтому, я согласился приговор не обжаловать. Тем более, что мои французские адвокаты через мою семью дали понять, что привлечь Азербайджан к ответственности в Страсбурге можно по целому ряду других статей и сейчас для меня важнее выбраться из этого ада.

В ночь на 11 сентября 2017 в мою одиночную камеру ворвалось трое, или четверо человек в черных масках с прорезями для глаз.

Они меня избили и задушили, я лежал в кровати и ничего не успел сделать. Очнулся двое суток спустя в реанимационном отделении бакинской больницы, вокруг меня находились мой азербайджанский адвокат Эдуард Чернин, консул Израиля в Баку Лилах Атиас и несколько вооруженных полицейских. Мне объяснили, что якобы обнаружили меня повешенным в камере и еле-еле смогли спасти. Также, они мне сообщили, что президент Алиев меня помиловал в ответ на мои извинения и просьбу о помиловании.

Я ответил адвокату и консулу Израиля, что это ложь и что я не вешался, а на меня напали и что я не писал никаких просьб о помиловании. На что мне и консул, и адвокат сказали, что в данный момент важнее отсюда выбраться и все заявления я буду делать уже на свободе в Израиле, а что касается просьбы о помиловании «Какая разница, писал, или не писал. Азербайджан пытается от вас избавиться поскорее».

Уже будучи в Израиле и встречаясь с рядом израильских парламентариев и общественных деятелей, мне открылись новые подробности этого дела.

Во-первых, с самого начала руководство Минобороны Израиля (связанное многомиллиардными контрактами с режимом Алиева) создавало всяческие сложности для моего вызволения из Баку. Во-вторых, факт переговоров между Азербайджаном и Израилем насчет моего освобождения вызывал недовольство ряда чиновников высшего ранга в правительстве Азербайджана. Есть все основания полагать, что попытка моего убийства была спланирована теми же людьми в окружении Алиева, что инициировали мой арест в Минске и экстрадицию в Баку.

По одной из версий, целью моего убийства было лишний раз ударить по Ильхаму Алиеву и снова выставить его в невыгодном свете, по другой версии банальная месть тех, кто не желал меня освобождать и к их голосу не прислушались. Также, свою роль сыграл визит главы оборонного ведомства Азербайджана, Закира Гасанова в Израиль, где тот решал потенциально конфликтную ситуацию с задержкой в оплате азербайджанской стороной важного оборонного заказа. Моим освобождением Баку хотел «задобрить» израильтян. Все эти факторы вместе взятые (попытка моего убийства, сложности в оплате оборонзаказа Израилю) повлияли на решение меня помиловать.

«НЕ СЧИТАЮ СЕБЯ ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ ПОДСТАВИЛ КОГО-ЛИБО»

– В Ваш адрес была и критика. Например, Денис Дворников в Ереване заявил, что Вы подставили всех, для кого Арцах – место представляющее большой интерес и национальную привязанность, и что не нужно было лишний раз дразнить руководство Азербайджана. Как Вы относитесь к такой критике?

– Признаться, впервые имя Дворникова я услышал из уст азербайджанских следователей Камала Талабова (сына бывшего председателя Верховного суда Азербайджана) и заместителя Генпрокурора, Рустама Усубова. Они сказали, что он разумный и достойный человек, уже осознавший, что напрасно связался с сепаратистами. По их словам, Дворников раскритиковал меня за посещение Карабаха. В те дни я не имел доступа к интернету и понятия не имел, что он сказал насчет меня в реальности.

Уже после освобождения я прочитал статью Дворникова, где он высказывает мнение, что я «всех подставил» и зря дразнил руководство Азербайджана. Не считаю, что кого-либо дразнил, как и не считаю себя человеком, который подставил кого-либо. С учетом того, что Азербайджан самого Дворникова считает преступником, незаконно пересекавшим их «границу» и его имя в «черном списке», подобное заявление звучит странно.

Не так давно азербайджанцы объявили в розыск через Интерпол трех депутатов Европарламента и четверых турецких политиков, посетивших Карабах. Значит ли это, что все эти люди тоже «подставили всех»? А если в розыск объявят самого Дворникова, можем ли мы сказать, что он «всех подставил»? Вопрос риторический.

Полагаю, что Дворников просто воспользовался инфоповодом с моим арестом, чтобы засветиться лишний раз в СМИ с тем, или иным скандальным заявлением. Не он единственный увидел в моем аресте возможности для самопиара, и я не осуждаю ни его, ни многих других подобных. Лично я бы подобных заявлений не делал, но это личное дело каждого и вопрос элементарной порядочности.

СУДЕБНЫЕ ИСКИ ПРОТИВ АЗЕРБАЙДЖАНА

– Вы объявили 2018-й «годом наказания Азербайджана». Какие шаги Вы собираетесь предпринять?

– Уже в январе будет подан иск против Азербайджанской республики в Европейский суд по правам человека. Также, начата работа по подготовке иска против Азербайджана в суд на территории США. Примечательно, что азербайджанская сторона еще до фактической передачи материалов дела в суд, поспешила заявить устами их аналитиков, что «Лапшин ничего не докажет, а мы им всем покажем». Такие же заявления они делали в деле правозащитников Юнусов и в отношении преследования французских журналистов за то, что те назвали Азербайджан диктатурой. Они с треском проиграли все эти дела, как и десятки других дел в отношении нарушения ими прав человека. В русском языке есть термин «шапкозакидательство», что в должной мере отражает поведение официального Баку.

Источник

Комментарий
поделится в
error: Content is protected !!